nantik77: (Default)

Каменск-Уральский – последний из городов, который нам довелось в этот раз посетить. Ехали мы из Камышлова через Богданович на единственной в день местной электричке. Видимо, извилистая тропочка судьбы подготовила нам после замогильного, запущенного Ирбита этот чистый, благоустроенный и естественно-природный городок.

Read more... )

 

nantik77: (Default)

На улицы Камышлова мы ступили в 4 утра по Москве и 6 утра по местному времени, затем уехали в 11.15 в Ирбит и вернулись в восемь вечера. Сейчас Камышлов – тишайший, мирный городок, сохранивший историческую застройку конца 19 века почти полностью, приятный, чистый и неброский – по моим представлениям, так, примерно, и выглядели уральские города 18 века, возникшие не как заводские, а как торговые поселения.

Камышлов
 

Read more... )
nantik77: (Default)

Моя дочь Тоня, 15 лет, очень радостный человечек: «Тобольск – тяжелый и мрачный город. Мрачнее, пожалуй, только Ирбит». Стоит заметить, что всё время нашего пребывания в Тобольске светило солнце, температура для Сибири идеальная – 20 – 22 градуса, белый снег и благолепие. Совсем недорогая гостиница «Турист», в которой мы жили, – образец гостеприимства и доброжелательности (в ночь нашего приезда они обогревали комнату, да и потом настоящую расположенность к людям, не за деньги,  – её ведь ни с чем не перепутаешь). Никакого хамства,  выпадов в нашу сторону, даже косых взглядов мы в Тобольске не встретили, никакой пресловутой криминагенности не почувствовали. И всё равно, тяжело в Тобольске как-то, недушевно, холодно, странно. Парадокс заключается в том, что этот город возник как оплот русского православия, то есть самым родным мог бы глянуться - и с сохранным деревянным посадом (ну, почти), с уникальными архитектурными памятниками русского барокко. Тобольск сохранил и приумножил православный официоз и столичное краснобайство: полное офонарение мне напомнило Московский Арбат, глянец в сочетании с убогостью, неуместный мёртвый (нежилой) новострой среди деревянных домишек – на нас дохнуло столицей в самом неприятном её проявлении.

Тобольск

Read more... )

 

nantik77: (Default)

Невьянск – город на Неве (Невье, Нейве) можно считать речным побратимом нашего Санкт-Петербурга. В этом месте мы отказались от бездумного шатания по городу и кинулись удовлетворять свои культурные потребности. В общем, суровый был денёк, хоть и праздничный – 7 января. Не меньше, чем столица Горнозаводского Урала, волновало нас село Быньги (7 км. от города) – бывший старообрядческий центр Урала, а именно Свято-Никольский храм, в котором на своём домашнем месте висят себе знаменитые невьянские иконы. В основном эти старообрядческие иконы сосредоточены в частных собраниях, и фиг ты их вообще увидишь, разве что в альбомах немереной цены.
Дело всё в том, что «новую Россию» 18 – 19 века ковали на Урале именно хранители древнего благочестия, ребята сурьёзные, работящие и деловые. После разгона Екатериной Великой староверов в европейской части России, крупнейшие старообрядческие силы сплотились и сосредоточились на Урале, а именно в Невьянске. На это время (18 – первая половина 19 века) приходится расцвет иконописания, и мастера считают себя последними хранителями византийских и древнерусских традиций, отвергая сомнительные новшества С. Ушакова, стремящегося к большей реалистичности изображения, также не принимая декоративности и светскости «Строгановской иконы». Невьянские иконы легко узнать по сплошному золочению, глубоким оттенкам золотого цвета, сложному колеру, экспрессивности, и, вместе с тем, обобщенности образов. Уффф…
В общем, подрулили мы к этой самой церкви в Быньгах (на маршрутке, естественно), и тупо уставились на золотые православные кресты над Свято-Никольским храмом. Мы-то ожидали увидеть по меньшей мере Единоверческую церковь, а эта – точно РПЦ. И, оказывается, уже давно, а Единоверческая стоит чуть дальше, в 10 – 15 минутах ходу. И где же иконы??? Художественный вкус подсказал нам, что точно, здесь, ибо очень уж хороша церковь, оригинальна и как-то по-особому основательна.

Быньги
 

Read more... )
nantik77: (Default)
Село Висим и в прошлом, и ныне – это крепкие дома, чистые широкие улицы, дивная природа, развитая инфраструктура и магазины, полные яств.


Висим

Вот и в Висиме мы чувствовали себя комфортно, хорошо так чувствовали: и собаки на нас лаяли, и бабки говорливые посередь большака сплетничали, и детишки гурьбой дорогу показывали, в общем, всё как у людей.

Read more... )
nantik77: (Default)

Запоздалое вступление

 То ли Гоголь, то ли Пушкин, то ли вообще Салтыков-Щедрин выдумали сакраментальную фразу, которую можно воспринимать как тест на русскость: «В России две беды – дураки и дороги». Иначе говоря: если чего-то из этого набора нет – ни фига не Россия.
Дороги…

Во многом успеху нашего предприятия (путешествия по Уралу и Сибири с малыми средствами) мы обязаны состоянием дорог в этом регионе и чёткой бесперебойной работе транспорта. Привычно отдавая своё тело в лоно какой-нибудь Газели, мы по первости настраивались на обычную дорожную тошниловку. Не тут-то было! Дорожки лились чудно, равномерно, машинки бежали быстро – не ниже 80, нигде не спотыкаясь. И это в самые что ни на есть захолустья: в посёлок Висим, что в 60 км. от Нижнего Тагила, мы доехали с ветерком, в Богом забытый Ирбит – дорожка ни сучка, ни задоринки. Нет, это вам не Россия – Азия.
Дураки…

С ними сложнее. Люди в этих местах отличаются некоторой угрюмостью, но вовсе не придурковатостью. Недюжинная смекалка нужна хотя бы для того, чтобы совмещать местное и московское время, отстающее на два часа. Причем поезда и электрички ходят по Москве, а автобусы, естественно, по местному. Если хочешь прокатиться на двух видах транспорта, надо изрядно поломать голову.  В холлах некоторых гостиниц висят часы, показывающие московское время, программа «Время» идёт в 21.00, а не в 23.00 (по местному). Как у них шизофрения не развивается, не знаю. Теперь о грустном. Я всегда в поездках стараюсь фотографировать людей. Понятно, что снимки получаются качественными через два на третий, что не всегда успеваешь вытащить фотик, да и неловко как-то. Здесь я долго не могла понять, чего же мне не хватает, и к середине путешествия дошло: мне не хочется фотографировать людей. Может быть, виновата зима, закрывающая человека от внешнего мира в дублёнки, треухи, шубы. Не останавливался взгляд, не цеплялся: лица, фактура, походка, осанка – мимо, мимо, мимо. Очень много спитых лиц, особенно в Тагиле, но и в Средней России их не меньше, а фотографировать хочется. Да, ещё их просто нет, людей-то! Плотность населения настолько низка, что подчас кажется, ты на том свете (кстати, это ощущение возникало довольно часто). В крупных городах только в центре есть какая-то жизнь, чуть отойди – в Тагиле через Тагилку, Тобольске через Абрамку, Каменске – Каменку – и всё… Пусто. В русских деревнях какой-нибудь Тверской или Костромской области пустота другая – не дикая. А здесь – мощные ворота, двух-трёхконьковые «сплошные» крыши и ни звука. Собак, шавок, котов пугающе мало - никто не облает вас по пути, не привяжется банным листом, не попытается в праведном гневе укусить за ляжку.

Нет, это вам не дома.

Нижний Тагил

 Нижний Тагил произвёл на меня сильное впечатление. Это город, в котором нет белого снега – он покрыт чёрной, серой, синей, оранжевой копотью. При подъеме на Лисью гору (безусловно, Лысую, по сути) перед твоим взором открываются врата ада: дым из множества труб, горящие огни – многоликое марево покрывают небо Тагила сплошным слоем.

Нижний Тагил
 

 

Read more... )
nantik77: (Default)

Уральский хребет – ящерица на карте России, почему-то разделившая её на две части, время от времени являлась в мою жизнь, игриво, как в сказах Бажова, подёргивая хвостиком. Прошлой зимой мы заглядывались на брюшко горной ящерицы с европейской части, и крайней точкой был город Ныроб, зимой 2011 неутомимая муза дальних странствий погнала нас в Азию.
Муза – это, простите, я – человек, придумавший замысловатый и остроумный (от «острый ум», а не «юмор») маршрут, захвативший семь городов и семь сёл. И нигде нам не захотелось остаться дольше, чем было намечено. И ничто не сбило, не развеяло, не разнесло в щепки наши планы. Потому что талант (мой), он и в Азии талант, и не пропьёшь его, по крайней мере, с первой попытки.

 Говорят, ссыльно-каторжные целовали землю по ту (европейскую) сторону уральской диковинки, прощаясь с Родиной, ибо там, за хребтинкой уже начиналась Азия. Нам не удалось помахать платочком родному дому, так как в Екатеринбург мы летели на самолёте. По салону вышагивают туда-сюда стюарды и вежливо заглядывают пассажирам в места ниже пояса. «Что им надо?» – спрашиваю я Женю, деревенея.  «Прощаются», - спокойно отвечает подруга. Наконец, ремни расстёгнуты – сели!!!

У нас входит в добрую традицию не осматривать тот город, в который мы приезжаем. Так, Ёбурга (ничего личного) мы в этот раз не увидели. 6 часов отходняка в поезде, и мы – в Верхотурье – древней столице Урала. Когда-то, в 17 – 18 веке этот крупный и значительный город был воротами в Сибирь, здесь располагалась единственная на российской территории внутренняя таможня, и ни въехать, ни выехать из Сибири, минуя Верхотурье, было невозможно.
Верхотурье
 

 

Read more... )

Profile

nantik77: (Default)
nantik77

June 2017

S M T W T F S
    123
456 78910
11121314151617
18192021222324
2526 27282930 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:58 pm
Powered by Dreamwidth Studios